?

Log in

No account? Create an account
Бабочка

December 2013

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com
Бабочка

Как я была наблюдателем от КПРФ на выборах в Госдуму 2011.

Еще накануне выборов, когда совещательный и решающий голоса из моей команды приехали на участок №1049 (Косино-Ухтомское, Московская обл.), стало ясно, что день выборов будет непростым. Комиссия умудрилась удалить «совещательный голос» уже тогда, в субботу, из-за того, что он сделал несколько
замечаний по поводу обнаруженных нарушений.

Сразу поясню: на участке (УИК) может присутствовать несколько представителей партий. У каждого из них свои обязанности. «Решающий голос» выдаёт избирателям бюллетени, подписывает протокол с итогами выборов, имеет право голоса при решении конфликтных ситуаций на участке. «Совещательный голос» имеет примерно те же права, но не может голосовать при принятии комиссией каких-либо решений. «Наблюдатель» следит за соблюдением правил голосования и старается предотвратить нарушения, но имеет меньше всего прав. Такое же распределение обязанностей есть и в вышестоящей организации – ТИКе.

Я приехала на участок в воскресенье в 7:15 утра. Расстановка мебели в комнате была идеальна для вбросов. Урны стояли у самой стены, а места для наблюдателей были расположены в другом углу, к тому же обзор закрывала кабинка для голосования.
Как только председатель комиссии увидела мой бэйджик с эмблемой партии, она заявила, что меня сейчас же удалят за агитацию, хотя у представителей ЕР на её участке на бэйджиках тоже были партийные эмблемы. Кроме того, мне запретили общаться с решающим голосом от КПРФ. Попытки возразить и цитирование пунктов закона о выборах члены комиссии игнорировали или грозились удалить меня с участка.
Нет смысла расписывать все нарушения и незаконные придирки, которые там были, их слишком много. Главное, что наблюдатель на избирательном участке оказался бесправен, как и любой представитель нетитульной партии. Встань лицом к стенке, закрой глаза и молчи, – в таком случае у тебя появится шанс остаться хотя бы до подсчета голосов.

Я все же не стала скромно сидеть на стульчике в углу и ходила по участку, пытаясь следить за соблюдением правил. Где-то в полдевятого избирательница, находившаяся рядом с урной, устроила подозрительную возню, через мгновение я услышала стук пачки бюллетеней о пустое дно урны. На моё заявление о вбросе комиссия не отреагировала: вам, девушка, показалось. Откуда-то принесли колонки и увеличили громкость музыки, которая до этого играла тихо, для фона. Мне стали опять делать замечания из-за того, что я стою не там, где положено и разговариваю со своим решающим голосом. Вызвали заместителя председателя ТИКа, он начал говорить что-то невразумительное и незаконное, но очень уверенно. Рядом со мной открыли книгу со списками избирателей, показали её мне и сообщили, что я только что распространяла конфиденциальную информацию об избирателях. Так меня удалили с участка в первый раз.


После моего звонка приехал представитель КПРФ из ТИКа, привез с собой совещательный голос и наблюдателя мне на замену, я написала жалобы, и меня увезли на другой участок, №1045. Совещательный голос радостно сообщил мне о том, что уже было несколько вбросов на других участках, он поймал одного человека во время вброса прямо за руку, после чего его  удалили с участка за нарушение «тайны голосования».

По сравнению с №1049 на новом участке была тишь и благодать. Кроме меня там находился совещательный голос от КПРФ, бесконфликтная милая девушка. Мне даже разрешили стоять недалеко от урн, которые, правда, были расположены так, что за обеими одновременно следить было невозможно. Толпы людей ходили голосовать с открепительными удостоверениям. Оказалось, что рядом находится мусорообрабатывающий завод, и народ возят оттуда голосовать на автобусах. Предприятиям это не воспрещается, так что все вроде бы нормально.

Однако меня вместе с моим совещательным голосом постоянно под разными предлогами пытались отвести от урн. Раз в полчаса кто-нибудь из комиссии настойчиво предлагал нам сходить пообедать. Иногда приходилось отходить от урн, но я все время стояла лицом к ним, и разговаривать с членами комиссией приходилось, невежливо отворачиваясь от собеседников. То, что я слежу за урнами, выясняю, что творится с открепительными и т.д., комиссии не нравилось. И они нашли повод меня удалить.

 Я сама подставилась. К урне подошла женщина со скомканным бюллетенем и протянула руку, чтобы опустить его в щель. Мне показалось, что бумага сложена странно, возможно, там несколько бюллетеней. Я, стоя на расстоянии примерно два с половиной метра от урны, крикнула ей: «Подождите! Стойте!» Она замерла, и я смогла наконец разглядеть, что это не вброс. Я попросила прощения, сказала, что всё в порядке и она может опускать бюллетень. Она раскрыла бумагу тыльной стороной ко мне, видимо, решив, что сложенный бюллетень бросать нельзя, и положила его в урну. Замечу, что я всё это время находилась на законных 2-3 метрах от урны. Сразу подбежала председатель комиссии и сказала, что я заставила женщину показать мне бюллетень и тем самым нарушила закон о тайне голосования, «а это, между прочим, уголовное дело». Тут же меня отвели от урн в дальний угол помещения, к столу председателя. «Пострадавшей» продиктовали заявление о том, что я нарушила тайну голосования, она написала его и собралась быстрее уйти. Председатель спросила её, требовала ли я, чтобы избирательница показала мне бюллетень, на что женщина ответила: «Нет, она от меня ничего не требовала», и ушла. Пока члены комиссии, собравшись рядом, решали, что со мной делать, я время от времени поглядывала в сторону урн, которые остались без присмотра. Через некоторое время к ним подошла секретарь комиссии и опустила какую-то бумагу в одну из урн. Я находилась далеко и не могла видеть, сколько бюллетеней было у нее в руках, один или множество, кроме того, она могла просто проголосовать. Рядом никого из наблюдателей не было, так что мои подозрения сочли бы беспочвенными. Я не стала оформлять жалобу на вброс, но предупредила приехавшего на место следующего наблюдателя о том, чтобы при подсчете голосов он обратил внимание на возможный вброс в той урне. Так закончилось моё пребывание на втором участке.

Вот интересная подробность  о перемещении машин с членами ТИКа от КПРФ или ЛДПР, о которой я узнала из личного опыта. За нами всегда едут машины с представителями ЕР из ТИКа. Причем, наплевав на правила дорожного движения: при мне они пересекли двойную сплошную полосу, чтобы не упустить нас из виду. Делалось это для того, чтобы член ТИКа от КПРФ и ЛДПР не был единственным представителем ТИКа на том участке, куда он едет.

Следующий, последний участок, на который меня отправили, был самый тяжелый. №1048.
Наш решающий голос каким-то чудом продержался там целый день. Всех остальных оттуда удаляли с поводом и без. Там был председатель комиссии, зам, секретарь, 7 (!) решающих голосов от ЕР, 1 от ЛДПР (он, увы, молчал вообще весь вечер и всю ночь и поддерживал позицию ЕР во время голосований) и только один решающий голос от КПРФ.  Кроме того, там находились представители ЕР из ТИКа. Я приехала туда уже к восьми часам вечера, перед окончанием голосования. Решающий голос из ТИКа убедился, что меня там зарегистрировали и, сказав напоследок, чтобы я любой ценой осталась там на всю ночь, уехал.
Сразу после этого председатель комиссии сказал, что участок запирается на ключ, снаружи будет стоять полицейский, а сами мы все должны идти ужинать, потому что «ночь впереди длинная». Наших с РГ (решающим голосом) возражений он слушать не стал, мы вынуждены были уйти вместе со всеми. РГ вышла из комнаты последней и удостоверилась в том, что там никого не осталось. Однако в этой комнате было несколько неопечатанных дверей в подсобные помещения. Я позвонила РГ из ТИКа, он вернулся. Вместе с РГ из ТИКа приехал совещательный голос от КПРФ, но его председатель комиссии отказался регистрировать, так как в его направлении над буквой «ё» в имени стояла всего одна точка. Совещательному голосу пришлось уехать.

Итак, все собрались в помещении для голосования. Председатель начал рассматривать жалобы. Среди них обнаружились даже те, которые должны были быть рассмотрены сразу после подачи. Жалобы рассматривались так: их зачитывали, все, кроме КПРФ, голосовали за то, что с жалобой не согласны, и переходили к следующей.

Решающий голос ТИКа от КПРФ был с нами. Это комиссии совсем не понравилось. Он отмечал незаконные действия комиссии, и это их раздражало. Они дружно проголосовали за то, что он препятствует работе комиссии и должен быть удален с участка. Он уходить отказался, так как решение комиссии было незаконно: он был представителем вышестоящей организации. Приехал наряд полиции и вывел его с участка. Это было около 11 вечера.

Наконец комиссия приступила к погашению неиспользованных бюллетеней (по закону они должны были сделать это немедленно после наступления 8 вечера и закрытия участка). Видимо, пока все ужинали,  кто-то успел внести правки в сведения о голосовании, потому что цифры у членов комиссии сходились весьма удачно. Всё это время я была вынуждена сидеть на стульчике у дальней стены, подчиняться приказам (не пользоваться мобильной связью, не говорить с решающим голосом). Это незаконно, но приходилось терпеть, чтобы присутствовать при подсчете бюллетеней. 

Часа в три ночи добрались и до них. Бюллетени высыпали на стол, меня как наблюдателя поставили за два метра от стола, от греха подальше. Председатель комиссии брал бюллетень, называл партию и отдавал бюллетень тому решающему голосу, который должен был собирать стопку с бюллетенями этой партии. РГ от КПРФ собирала бюллетени с ЕР. Проверить, правильно ли председатель оглашает выбранную партию на остальных бюллетенях, мы не могли.

Мы заметили вбросы. Много вбросов. Я насчитала в целом от 200 вброшенных бюллетеней. Они лежали чаще всего ровными стопками, иногда  было много одинаково и аккуратно сложенных бюллетеней рядом. Их так и объявляли: «ЕР, ЕР, ЕР…» тридцать раз подряд, потом пятьдесят пять раз подряд…
Мы с РГ от КПРФ всё еще молчали. Только бы дожить до выдачи копии протокола. Даже с такими вбросами. Если нас удалят сейчас – весь предыдущий день бессмысленен: в протоколах напишут то, что захотят.
Бюллетени распределили по стопкам, подсчитали. За ЕР было около 660-ти голосов (учитывая вброс более двухсот), за КПРФ около 330 (и считала представительница ЕР, неизвестно, правильно или нет, добиться пересчета не получилось). Остальные результаты я не запомнила, записать не было возможности.
Член ТИК от ЕР позвала моего РГ поговорить в другую комнату. Через пару минут они вернулись, РГ сосредоточенная и бледная, член ТИК недовольная.
 
Председатель и один член ТИК, вызвали мою РГ в коридор, вернулись без неё и заперли дверь на ключ. Председатель подошел к решающему от ЛДПР и вполголоса настоятельно посоветовал ему подписать протокол, а потом уйти. Я услышала это и спросила, как же мы получим копии протокола, где необходимы все подписи, если РГ от ЛДПР уйдет. Председатель начал кричать, чтобы я заткнулась. Тут я поняла, что моего РГ всё ещё нет, дверь закрыта, председатель суетится с какой-то бумажкой в руке и говорит что-то о том, что надо уже всё быстро подписывать. На бумажке было несколько зачеркнутых цифр и несколько обведенных. Я решила, что они собираются подписать неверный протокол, пока РГ от КПРФ отсутствует. Я попыталась открыть дверь (кстати, наблюдатель имеет право выходить и заходить на участок когда посчитает это необходимым), председатель подбежал, отпихнул меня от двери и отобрал ключи. Я достала телефон, чтобы звонить в ТИК, он начал угрожать мне, кричал, требовал отдать телефон. Я всё же дозвонилась в ТИК и сообщила, что они собираются подписывать протокол без РГ от КПРФ, сообщила примерные цифры, сколько голосов за какую партию было отдано.

Так меня удалили с третьего участка. В решении об удалении было сказано о «препятствии работе комиссии» и «фотографировании списков избирателей». Обвинить меня в том, что я в пять утра фотографирую эти списки при том, что их уже давно упаковали и опечатали, – это был нестандартное решение.
Когда я уходила с участка, мой РГ вернулся. Её пустили. Возможно, я зря устроила всю эту истерику, а, быть может, и не зря. Вернулась она в сопровождении зам. председателя ТИКа, ещё более подавленная.

Я дожидалась её у входа из школы. Её заставили подписать лживый протокол, угрожая ей тем, что напишут на неё в суд множество жалоб, выступят свидетелями и засудят её и других представителей КПРФ на нашем участке и в ТИКе. Подъехав к ТИКу, мы узнали, что не только её заставили подписать неправильный протокол.
Все были расстроены и разочарованы. Мы изучали закон, наши права, разрабатывали планы действий при различных нарушениях, но всё равно не были готовы к тому, что окажемся настолько беспомощны. ЕР нашла рычаги давления и использовала их на полную катушку. А ведь изначальные, неофициальные результаты оппозиционных партий на некоторых участках были лучше, чем результаты ЕР.
 

PS. Мне лестно читать отзывы о том, что я молодец и т.д. Спасибо. Но если бы я действительно была молодец, официальные результаты голосования были бы правдивые - это раз. А во-вторых, этот пост был написан как отчет о том, какое громадное количество нарушений я видела, мне бы хотелось акцентировать внимание на этом и на том, что зачастую даже члены вышестоящих инстанций не могли прекратить нарушения.

Comments

Спасибо, что ты есть.
ты фантастический молодец. спасибо.
ты умница, Варь.
Варя, ты герой!!! Благнодаря тебе и еще множеству людей, которые пошли наблюдателями, всё-таки шансы, что всё изменится - есть.
Варь, пока еще остаются такие люди, как ты, не все потеряно! Ты молодчина!!!
Противно и мерзко от того, что все равно ничего изменить не получилось. И все делали практически в открытую и на ваших глазах. Тошнит просто.
Молодец. Теперь вот узнать бы, что ты (мы) получишь (-м) за вот эти твои подвиги, нервотрёпку и прочие переживания. Что-нибудь, кроме просто понимания, что "всё плохо".
Впереди ещё президентские выборы. Будем готовиться, учитывая нынешние ошибки. Может, придумаем, как бороться с удалениями... Посмотрим.
Варьк, а с этими выборами уже ничего не поделаешь? Жалобы все спущены фсартир?
Сегодня или завтра вечером мы (представители КПРФ, работавшие в Косино-Ухтомском, Восточном и Раменках (кстати, в Восточном там вроде крутые результаты)) соберемся для обсуждения всего произошедшего и там нам, скорее всего, сообщат о том, как обстоят дела с нашими жалобами.
Вообще, блин, если бы мне кто сказал в начале осени, что я буду гордиться тем, что я работаю с КПРФ, я бы не поверила. Но на ребятах оттуда всё только и держалось. От ЛДПР было всего несколько людей, готовых отстаивать закон, от Яблока я слышала только об одном.
расскажи потом, что получилось из этой встречи...
На жалобы наши ТИК наплевал. С высокой колокольни. Будет несколько заявок в суд.
А вообще собираемся организовать сайтик с картой участков (как минимум наших), про каждый участок будет рассказ тех, кто там был, фото, видео, если есть, характеристика членов комиссии и т.д.
Не знаю, получится ли у нас все это организовать, но попробуем.
Варь, а какие-то цифры, фотографии, копии или фото протоколов у тебя есть в результате?
Конкретно у меня - нет. Разве что с последнего участка наименее важные цифры протокола... потом всем было велено убрать ручки (что законно для тех, кто сидит за столом с бюллетенями, но незаконно для наблюдателя), на мобильные телефоны реагировали очень резко... Ну, это я уже описала в посте. Копию мне так и не выдали, прогнали же) Вообще я зря так легко ушла, могла бы попробовать наснимать что-то после своего удаления.

Но у нас есть очень много материала с других участков.
Доброе время суток, прошу прощения, за то что лезу. Во-первых, Вы молодец, впринципе, просто потому что пошли в наблюдатели. Во-вторых, вот читаю Ваш и аналогичные посты и становиться очень и очень страшно! За себя, своих родственников, своих друзей и страну в целом. И с одной стороны, есть сильное желание пойти в наблюдатели на президетские выборы, а с другой очень страшно за ребенка, потому что из всего что Вы и другие наблюдатели пишут, становиться ясно, что с наблюдателем могут сделать все что угодно... Вы мужественная! Спасибо!

Готовы ко встрече?!